Глава 10. О том, как «Мечта» уплыла за горизонт

Герти дернула меня за руку и потащила сквозь толпу в сторону кафе Кики.

— Нет, ты это видела? Маруся, я выхожу замуж за гения. Всю жизнь все над ним потешались, а он единственный, кто верил в чудо. Слышишь меня? — я шла за Герти, не понимая, что происходит.

— Куда мы идем?

— Маруся, у тебя все в порядке? Ты тоже да в шоке от того, что мы только что увидели?

— Да, конечно, — видимо, я настолько была не в себе, что Герти спросила:

— И что мы видели?

— Ой, Герти, я пока что в своем уме. «Лучшая защита — нападение. Я опять все пропустила», — подумала я, а вслух сказала, — надо бы проверить все ли готово у Кики, сейчас туда людей набежит: полгорода.

— Так я тебя туда и тащу. Видишь в окне не видно огоньков наряженной елки, а это означает только одно: Кики не успевает.

Когда мы вбежали в кафе, все выглядело гораздо хуже, чем нам казалось с улицы. Столы стояли кучей в углу, естественно, без скатертей и без традиционных сезонных цветочков в прозрачных вазочках. С кухни шел вкусный запах запекающейся уточки с яблоками, и доносилась гневная речь Кики о том, что она всех уволит, потому что они посмели все бросить и выйти глазеть, кто там и куда в небе летит. В эту секунду Кыся залетела вслед за нами и сразу же схватила швабру в руки бурча под нос:

— Герти, наконец-то вы явились, или давайте помогайте, или не мешайте работать. Кстати, это ваша сестра собирается тут праздновать свой бенефис в Алакане. Может хоть столы порасставляете.

— Кыся, ну ты и авантюристка, — фыркнула на нее Герти. — Маруся, помоги, у нас минут десять на все про все.

— И ничего я не авантюристка, все пошли смотреть. А я что хуже, что ли?

— Кыся, а не ты ли, до того, как все побежали смотреть, кто там летит и куда, сидела с нами на концерте? — Так что нечего делать вид, что ты тут с самого утра полы драишь.

— Герти, я кстати сутра еще и в больнице дежурила. И все это бесплатно. Больница от Василича в наследство досталась. В кафе я волонтер, по дружбе помогаю. Это вы у нас ведьмочки везде летаете и все успеваете. Да, непонятно что и как вы делаете.

— Не замахивайся, Кыся, — Герти закипала, и все это грозило перейти в рукопашную, когда дверь в кафе в очередной раз открылась и в зал ввалились Яки с Санычем.

— Кики, мы сегодня кутим всю ночь. Ты видела, что творится на улице? И все это мой сигнал. Он именно на него и летел. — закричал леший, подбежал к Герти, схватил ее за талию и стал кружить в танце.

— Саныч, прекращай балаган, столы ставь по местам лучше.

— Да ладно, Герти, такое событие, а ты о столах.

— Сейчас сюда завалятся наши звезды, а с ними и местное телевидение. А у нас в кафе такой дурдом. Кики жалко.

— Все, все, смотри, уже двигаю. Марусь, а ты ставь вазочки. Сегодня Яки принес еловых веточек, вместо зимних роз, — сказал мне будущий член нашей семьи.

— А где они? — словно очнувшись ото сна, спросила я, и стала в темпе расставлять на столах вазы с водой. Затем уже за барной стойкой нашла веточки. Решила их немного освежить и, взяв в охапку колюче-праздничное украшение, побежала в подсобное помещение, чтоб ополоснуть все это богатство в воде.

За шумом открытого крана, я не услышала, как посетители и приглашенные вместе с Эсме и Котей уже зашли в кафе. Можете представить мой жалкий вид, когда я с выбившимися из-под повязанной косынки волосами, с размазанным макияжем, так как рыдала на концерте как белуга, и с букетом елок в руке ввалилась в свет прожекторов и вспышек фотокамер. Я даже в какой-то момент попятилась назад, и чуть не сбила с ног Кики, которая неслась со всех ног с кухни, с целью поприветствовать дорогих гостей. Именно Кики и спасла меня от неминуемого позора, переключив все внимание на себя. Камеры защелкали, засняв момент жарких объятий хозяйки заведения с Эсме и Котей. Именно в ее кафе наша пара нашла и обрела друг друга. Ну по крайней мере, так, вслед за каждым кадром вещал диктор, которого специально наняли освещать приезд дуэта на родину. И именно в эту самую секунду, когда, казалось обо мне все забыли, Котя обернулся в мою сторону и на все кафе заверещал:

— Маруся, сестренка ты наша, чего ты там спряталась? Иди к нам, — и с широко раскрытыми руками направился ко мне. — Какой оригинальный букет ты нам приготовила. Эсме, ты когда-нибудь получала в подарок такую интересную композицию из еловых веточек и прям в тему нового года.

Видимо, я настолько растерялась от всей этой сцены, что мне ничего не оставалось делать, как искать в толпе Герти, в надежде, что она как-нибудь выручит меня и вызволит из цепких рук певца-ведуна, по совместительству нашего родственника. Но сестра была увлечена воркованием со своим женихом, и ничего не видела дальше собственного носа. Пришлось терпеть похлопывания Коти по плечу, ахи Эсме, о том, как мило с моей стороны встретить их с цветами, слова о том, что она по мне скучала, и как ей меня не хватало. В момент, когда Кики объявила, что всем пора рассаживаться по местам, согласно зарезервированным заранее столикам, я уже была на грани срыва. Сунув паре колючий букет, я ринулась в сторону друзей, которые уже расселись по своим местам:

— Герти, когда ты мне нужна, тебя прям не до глядеться, — заявила я, плюхаясь на свое место.

— Вспомнила? А я специально оставила тебя с ними наедине. Ну как? Твоя любовь к этому павлину все еще жива? — Герти повернулась в сторону Кыси и продолжила, — Ты видела, как она весь концерт проревела? Так и хотелось ей врезать. Ты неизлечима, — резюмировала свою тираду моя сестра и с жутким укором во взгляде ткнула пальцем в вазы на столах, которые так и остались стоять совершенно пустыми.

— Они сами отняли у меня веточки, — обиделась я и отвернулась к окну.

Самый глубинный и манящий взгляд на свете из-за стекла смотрел прямо мне в глаза. Сердце куда-то исчезло, весь мир вокруг замер, ни единого звука не долетало до моих ушей. Все остановилось. Казалось, оконное стекло плавится и стекает к его ногам, будто вулканическая лава, а он позволяет ей припасть к нему словно Богу и молить о прощении за то, чего пока не свершилось. Может мне показалось, может нет, но по ту сторону окна его губы разомкнулись, и я услышала: «Пойдем».

— Герти, я на минутку. Подышать, — сказала я.

— Возьми пальто, там холодно, — ответила сестра мне вслед.

* * *

Весь город стоял у причала и наблюдал, как невероятной красоты корабль, тот самый, с флагом, под названием «Мечта» уплывает за горизонт.

— Как я не сообразил, что они чинят свою посудину в бухте. Прости, Гертруда Мамоновна, упустил, — вздыхал Зоркий Ворон.

— Я не заметила, что он очнулся. Неужели пират все это время притворялся. Герти, он же ее украл, — бормотала Кыся.

— Что же мы будем делать? Надо бы полететь вслед, Герти, — предложила Кики.

— Поздно, они уже вне наших границ. Все это ты Эсме, со своим Котей. — возмутилась Герти, обращаясь к сестре с мужем, которые тоже вместе со всеми всю ночь искали Марусю. — Если бы не ваша тупая вечеринка, и твой, кстати, Саныч, Дед Мороз, ничего бы не случилось. Что я скажу Ба? — Герти смотрела вслед идущему на всех парусах судну и думала о том, как же ей жить дальше, без Маруси.

Один лишь Саныч, похлопывал карман, в котором, вчетверо сложенным, лежал листок бумаги с накануне прибывшим от приятеля новым факсом, тихо улыбался в свои пушистые усы и приговаривал:

— Эх, Маруська, а помниться обещалась мне первому рассказать о своем женишке.

Добавить комментарий