Глава 5. О том, как собрался совет старейшин

У Герти собрались все: Саныч, Кыся с Якубочкиным, Кики, я. Герти возглавляла всю нашу тайную организацию. Был девятый час, мы ждали белку.

— Ну где же она? Чем можно на йоге заниматься три часа подряд? — думала вслух Кыся.

— Хорошо, хоть Большая Ба не знает, что в городе творится — успокаивал всех Якубочкин.

— Думаешь? — сомневался Саныч.

— Маруся, ну дай нам кофе, — Герти начинала злиться.

— Столько кофе пить нельзя — вредно для сердца, ты уже пятую чашку просишь.

— Ты на нее посмотри, а, Кики, она еще считает сколько и чего я пью. Кофе, сказала.

— Ну вот сама себе и вари, ведь не о себе забочусь — обиделась я.

Когда раздался стук в дверь, все словно замерли, а потом кинулись ее открывать. Белка молниеносно влетела в гостиную.

Она в волнении стала скакать по всей комнате, обнюхивать каждый уголок, прощупывать подушки, смотреть во все окна. В конце концов, успокоилась и, приложив палец к губам, поманила всех к себе и указала садиться за стол.

— Угомонись, ты. Жучков в моей квартире нет, — сказала ей Герти, — давай рассказывай.

— Герти, ну вот откуда ты знаешь, — начала шепотом говорить белка, — я такое узнала, такое…

— Да, тебя, что? Пытать что ли? Говори уже. — стал заводиться Саныч, — Уволю! — от волнения леший перешел почти на фальцет.

— Саныч, не кипятись ты. Значит, как и было договорено, ровно в шесть я стояла на пороге дома этого йога, — наконец, начала рассказывать наша тайная агетнша. — Мышата и белки собрались минуты через три после того, как я появилась. Сели все на коврики, ну, я тоже уселась и стала ждать. Вдруг, смотрю из всех щелей дым валит в комнату.
Я как закричу: «Пожар!» Но меня, как будто, не слышат, а один шикнул на меня, говорит: «Тише, смотри лучше». И тут, прям, как в сказке, из дыма появляется щупленький, маленький, лысый мужик в белой простыне. На лбу блямба красного цвета и три белые полоски, глаза закрыты. Садится напротив всех и начинает гундеть. Какие-то слова повторяет. Смотрю все вокруг тоже также сели и повторяют за ним. Цирк сплошной. Прошло минут десять, и тут йог открыл глаза и стал говорить. И именно в этот момент, я чуть не упала в обморок. Ой, вы не представляете, чего мне стоило сдержаться и не выдать себя. Саныч, ты меня не увольнять должен, а зарплату повысить.

— Ага, щас, повысит он тебе. А кто бумажки все накануне перепутал, а? И давай, вообще, не уходи от темы, что ты там увидела, — Герти уже была на грани нервного срыва.

— А, мужа твоего я увидела, Герти! То ли третьего, то ли второго. Ну, того, который у Ба украл орешек мечты и свалил.

— Яшку, что ли?

— Его, его, милого. И как рискнул в городе появиться снова. Думает, раз на лысо побрился, не узнанным останется.

— Маруся, капли, — крикнула Кыся, потому что увидела, как моя сестричка стала заваливаться на бок, что было совсем не в ее духе.

— Только не в обморок, — заволновался Саныч.

— Не дождетесь, дальше давай, говори. Вы что там все три часа только бормотали или есть еще какая ценная информация?

 Если, вкратце, он их вывозит, чтоб потом продавать в рабство для работы на бамбуковых плантациях.

— Ой, — только и смогла я выдавить из себя.

— Как ты догадалась? — спросила Герти.

— Все просто, я подслушала его телефонный разговор. После того как он закончил свое гундение и рассказы о полетах в неземной волшебной стране, и все разошлись, раздался телефонный звонок.

— А ты что не ушла? — перебила Белку Кыся.

— Как видишь, не ушла. Я спряталась за занавеску и подслушала. Видимо Яшка говорил с заказчиком, потому что тот подробно расспрашивал о часе отправления корабля с пристани, о том, сколько мышат и белок сядут на судно. Ну, и они договаривались о месте передачи заложников и обмена их на наличные. И деньги немалые, скажу я вам. Маруся, я устала, может накормишь меня орешками с чаем, — резко закончила свое повествование наш агент 007.

— Белочка, конечно. Давайте все попьем чаю и успокоимся.

— Не время чаи распивать, — сказала Герти, — сейчас свяжусь с Зорким Вороном, пусть подумает как схватить этого гада.

Не буду углубляться в подробности, но через три дня при попытке продать зверят, Яшку схватили и арестовали. Герти посетила его в изоляторе, кинула ему в лицо, что, именно благодаря ей, он сгниет в тюрьме, и что он полный идиот, если решил, что прямо у нее под носом, сможет провернуть свою аферу.

Белке вручили медаль первой степени за старания перед отечеством. Мышатам и белкам долго и нудно объясняли, что нельзя уплывать с незнакомцами, даже если они обещают манну небесную. А наш уже совсем не тайный совет старейшин отметил окончание дела йога тем, что до поздней ночи пил глинтвейн и играл в «города» в кафе у Кики.

Добавить комментарий